00:31 

Разговоры с Самим. Возвращение.

Anian Zorgen
В начале была мечта...
Разговоры с Самим. Возвращение.


Пустыня. Северная, холодная пустыня, покрытая кое-где мхами и какими-то травами. Медленно шагая по песку, остужающему ступни, я осознал, что находиться в пустыне не стоит сейчас, но путь через нее лежит каждый раз, когда следует познать что-то в глубине себя. Пустыня – средство остудить разум и отойти от мира, осознать свое единение с Самим собой и решить внутреннее разногласие. Но сегодня меня вела другая идея.

Внутренний мир чаще всего готов принять твои желания, ты не ограничен в действиях и мыслях. Я расправил руки и тело ощутило поднимающие его энергии. Полет словно во сне. С детства меня привлекал полет во сне – чудесное чувство свободы от ограничений иллюзорного мира. Я четко видел незримую линию сквозь пески к горизонту – там моя цель. Немного желания и воли и мое тело стремительно ускорилось на встречу новому этапу путешествия.

Вдали показались горы, высокие, с белоснежными вершинами и темно-зелеными лесами, укутывающими склоны гор. Линия превратилась в дорожку, а пустыня постепенно зеленела и покрывалась цветами. Горы росли и занимали уже весь горизонт. Теплый ветер ласково подгонял меня, словно радуясь старому другу. Я покружился в его потоке, ощущая его как огромного воздушного дракона ласково играющего со мной. Тело дракона состояло из множества элементалов воздуха, соединенных воедино волей сознания ангела стихии. Он сопроводил меня до широкой реки. Дорожка оканчивалась небольшой круглой площадкой, выложенной плоскими прозрачно-розовыми камнями. Я приземлился на траву рядом с площадкой, одежда на мне истлела, словно от старости и я зашел в центр каменного круга.

Вода в реке засветилась, от свечения начали отсоединяться капельки воды и устремляться мою сторону. По началу они летали вокруг, словно изучая или набирая нужное количество. Мои чувства довольно засорились за долгое время пребывания в антимире, и было тяжело понять, о чем же общаются эти светлые существа, они постоянно сверкали и перемигивались. Когда пришло время, меня приподняло в воздух, и светящаяся вода образовала вокруг меня сферу света. Я парил в светящейся сфере воды, но ощущения говорили об обратном, словно огонь пропитал мои тела и они очищались от мыслей, желаний, страхов и всего того груза, что принес я с собой.
Очищение приятно и дарует свободу о которой так легко забываешь в суматохе дней. Но погрузиться глубоко в ощущение чистоты не было ни времени, ни цели. Опустившись на землю, я вдруг понял, что уже одет в простые белые одежды странника, но привычного посоха в руках не оказалось, только дудочка и какой-то мешочек на разноцветном поясе, подпоясывающем рубаху.

Босиком я пошел в сторону моста, вырезанного из цельного куска прозрачного камня. На другой стороне реки располагался райский сад с множеством различных постоянно цветущих и плодоносящих деревьев. Тропа из белого камня шла в глубину сада, от нее время от времени ответвлялись тропинки разных цветов и убегали куда-то в стороны. Множество путей познания сада, но мне дальше.

В глубине сада стоит высокий белоснежный забор, за которым возвышаются высочайшие хвойные деревья, чем-то напоминающие секвойи земли, они словно стены древнего форта защищают следующий этап моего путешествия. Следуя белой тропе, я долетел до огромных белоснежных ворот, словно вырезанных из слоновьей кости. Фрактальные орнаменты завораживали взор, но моя цель не эти ворота, а за ними. Понимание этого открыло ворота, и передо мной лежала широкая лесная тропа. Я помню этот лес и опасности таящиеся в его глубинах, поэтому не следует отклоняться от четкого курса тропы, многие исследователи внутреннего пространства застревают здесь, изучая флору и фауну, сражаясь с иллюзорными демонами и общаясь с духами леса. Я давно оставил это и стремлюсь далее.

Когда летишь на большой скорости по лесной тропе лес вокруг превращается в красивое зрелище, сливаясь и показывая неведомые обычному зрителю картины, проносились рощицы мелких деревьев, какие-то цвели, какие-то были увешаны лианами, кое-где тропинка покрывалась водой из-за болот . Я еще ускорился, не стоит тратить много времени на прошлое.

На тропинке стали появляться камни, исписанные какими-то иероглифами, и чем дальше я летел, тем больше становилось камней и сложнее иероглифы. Через некоторое время лес измельчал, и я оказался в предгорье, тропа превратилась в каменную дорогу исписанную «истинами», которые должен познать человек, пройдя через дремучие леса познания. Дорога привела меня к стенам одиноко стоящего храма.

Стена вокруг комплекса довольно высока и так же исписана множеством учений, высказываний и заповедей вышедших из этого леса. Но все слова следовало оставить за стенами храма – таково было условие прохождения внутрь. Врата казались неподъемными, огромные, деревянные и беззвучные. Они просто стоят перед тобой, не задавая вопроса, не давая ответов. Путешественник должен сам познать пустоту, что бы войти внутрь.

Опустившись на землю и закрыв глаза, я вспомнил старый навык и остановил мысль. Нажав на дверь я ощутил ее истинную легкость и радость с которой ворота пропускают меня. Внутри все осталось как в старые добрые времена: широка дорожка из серого камня, ухоженные сады по разным сторонам, отделенные от центрального входа небольшими деревьями красиво оплетающими древние статуи молящихся в медитации странников.

К входу в дом Мастера мне захотелось пройтись, прочувствовать тепло серых камней, чуть заметный запах полевых цветов и радостного смеха учеников. В этом месте я познавал Мастера в себе, открывал заново все то, что оставил за стенами храма в надписях, мыслях, желаниях, стремлениях многом другом стремлении.

На своем любимом месте встреч гостей сидел Мастер, он как обычно потягивал чай и улыбчиво поглядывал в мою сторону. Мастер не имеет имени и возраста, все зависит от практики, в которой он прибывает в данный момент. Если нужно быть ребенком – он ребенок, если следует быть взрослым – он уже там, а если требуется мудрый совет, то старец с хитрым прищуром и добродушной улыбкой всегда готов поделиться с тобой своим опытом.

Сегодня меня встречал старец, он спокойно посмотрел на меня и отпил из небольшой чашки. Зная себя в нем, я знал, что он любит большие чашки, а маленькие использует, что бы обучить окружающих наслаждаться и получать удовольствие от служения другому человеку. Учеников не было, сегодня я здесь проходом и у нас не так много времени, что бы за чашечкой чая вспоминать былое. Мастер понимал это и, поднявшись со своего насиженного коврика, слегка поклонился мне.

- Давно не виделись, Мастер, - спокойно произнес он, его слова заставили меня улыбнуться.
- Давно. Я не привык, что бы меня так называли, в мире это понятие искажено, - попытался оправдать свою неуверенность в соответствии званию.
- Ты прошел хорошую школу и достоин этого звания, как ты их применяешь – твое личное дело. Я вижу твою Душу и говорю то, что вижу.
Я не стал спорить. Мастер подошел ко мне и жестом предложил пойти с ним. Мы прошлись по тропинке идущей за дом Мастера, тропинка привела нас к ступенькам вырезанным в скале. Ступени уходили далеко-далеко вверх, теряясь в скалах.
- Я думал зайти сначала в храм и библиотеку, мне следует посетить их.
- Хорошая мысль. Ты давно туда не заходил.

Храм стоял позади дома Мастера и его учеников. Дверь в храм была закрыта, окна занавешены плотной тканью.

- Храм без тебя простаивал, обычай требует закрывать храм в отсутствии его создателя, - пояснил Мастер, - Твой отдел в библиотеке мы так же закрыли сохраняющим покрывалом. Ей в последние годы ты тоже редко пользовался.
- Знаю, Мастер, знаю, но пришло время заново осознать весь свой путь, что бы подняться еще выше. Рассказывать про инерцию антимира думаю нет смысла.

Тихо посмеявшись, Мастер подошел ко входу в Храм. Двери открывать следовало мне. На дверях было вырезано два круга с печатями, на них следовало положить ладони и стремление Души к свету открывало их. Я так и сделал, осознание факта, что я давно не был тут, немного стыдило меня, но понимание внутри меня с легкой ухмылкой наблюдало за происходящим.
Войдя в Храм, я осознал на сколько же мал стал огонек внутри меня, пламя некогда горевшее ярко, освещая весь храм, заставляя его светится практически погасло и внутри на чаше пламени светился небольшой цветок с тремя разноцветными лепестками.

- Тебе придется помедитировать и разжечь огонь внутри себя, - понимающе произнес Мастер, - Я зайду попозже и мы сходим в библиотеку.

Мастер вышел, а я остался наедине со своим сердцем. Мне предстояло разжечь духовное пламя, которое сожгло бы защищающие от малейшего ветерка ткани. Я устроился поудобнее и погрузился в медитацию.

@темы: Осознание, О себе

URL
   

записи молодого Мастера

главная